НОВОСТИ АССОЦИАЦИИ

Форум Арт Москва

13 апреля в Гостином Дворе прошел ФОРУМ АРТ МОСКВА, организованный совместно Ассоциацией галерей и ярмаркой АРТ МОСКВА, где профессионалы арт-индустрии впервые обсудили перспективы развития рынка в условиях нового кризиса.
В рамках Форума состоялись четыре дискуссии, посвященные общим перспективам арт-рынка, вопросам потенциала художественных объединений, NFT, арт-блогингу и СМИ. С 12:30 до 19:30 профессионалы рынка отвечали на главные вопросы, стоящие перед российским арт-сообществом. 



New Focus: проблемы и перспективы развития российского арт-рынка в период кризиса


Российская арт-индустрия вступает в самый сложный период в своей истории. Выстраиваемые годами каналы коммуникации между российским и глобальным, преимущественно западно-европейским, рынком сегодня рушатся на глазах.

Какие у нас есть возможности сохранить арт-рынок, и можем ли мы говорить о международных перспективах российского искусства? Стоит ли сегодня сконцентрироваться на внутреннем потенциале индустрии или же самое время сделать ставку на альтернативные рынки?

В рамках дискуссии «New Focus: проблемы и перспективы развития российского арт-рынка в период кризиса» эксперты впервые публично обсудили последствия глобального политического кризиса для российской арт-индустрии.

  • Модератор: Анна Савицкая — обозреватель арт-рынка, редактор The Art Newspaper Russia; 
  • Сергей Попов — основатель галереи pop/off/art; 
  • Полина Аскери — основатель Askeri Gallery;
  • Василий Бычков — основатель ярмарки АРТ МОСКВА; 
  • Наталья Григорьева-Литвинская — директор Галереи Люмьер; 

Ключевые цитаты:
Василий Бычков: “В этот момент как не покупать вечные ценности?  Прогнозировать что-либо трудно, нас ждет либо большой успех, либо полный провал. Посмотрим, что будет, очень даже интересно.”

Полина Аскери:  “Поддержка бывает двух видов: как от бизнеса, так от государства. От бизнеса хотелось бы получить больше какой-то коллаборативности, возможностей, например, делать какие-то совместные проекты с нашими девелоперами, которые строят замечательные проекты, куда также нужно и необходимо ставить искусство. По опыту наших западных коллег. Со стороны государства я мечтаю получить поддержку в виде доработки закона о меценатстве. Это спасет наш рынок. Вот этого, я почему-то от наших коллег очень редко слышу, видимо все уже смирились, что этого не произойдет. Я не могу с этим смирится. Если государство на это пойдет, наш бизнес двинется с мертвой точки, и я считаю, что это основная история, которую должны продвигать все участники арт- бизнеса.”

Наталья Григорьева-Литвинская: “Сейчас лишиться какого-то одного из сотрудников, это значит закрыть какой-то там издательский проект, потому что человек полностью отвечает за издательскую программу, а мы выпускаем достаточно много книг посвященных истории фотографического искусства в нашей стране. Убрать еще одного сотрудника – это значит закрыть полностью всю региональную программу.  Эта ситуация, она касается не только арт-рынка, но в принципе молодой креативной индустрии, которую нужно поддерживать, потому что именно там и находятся на местах те люди, которые что-то создают, и они очень сильно нужны не только арт рынку, они нужны вообще всей стране, потому что они эту страну и двигают вперед и создают ее уникальный образ”

Сергей Попов:  “В общем нет проблем с тем, что нас там [на иностранных ярмарках ] не будут ждать. Есть проблемы с тем, сколько участие в ярмарках будет для нас стоить в ближайшем будущем, и с тем, что именно мы там будем показывать. Потому что, с моей точки зрения, сегодня это может быть либо антивоенное искусство, либо - международное, либо - никакого другого не нужно показывать.”

Анна Савицкая: “Здесь, мне кажется, мы все-таки подошли к такой точке, где нужно признать, что российской арт-индустрии, в частности арт-рынку, понадобится в ближайшее время, с одной стороны поддержка, а с другой -  консолидация усилий с разных сторон”.



Арт-медиа: блогеры vs СМИ.


Возможен ли сегодня серьезный разговор об искусстве и культурной политике с читателем, зрителем, подписчиком? Или аудитория реагирует только на мемы и скандальные вбросы? Кризис СМИ приближает журналистику к блогингу? Могут ли блогеры встать на путь серьезной журналистики? Для неискушенного читателя вопрос компетенций и статуса автора все чаще остается открытым – кому можно доверять, а кому – нет? Но особенно остро он звучит в период политического, социального и экономического кризиса, с которым мы все сегодня столкнулись. Какую ответственность журналист и блогер несут в этой сложной ситуации, как перед своими читателями, так и перед теми, о ком они пишут?

Правда ли то, что институциональная критика в России существует исключительно в рамках (зачастую анонимных) телеграм-каналов. Помогает или вредит эта критика развитию культурной индустрии? Способна ли она плодотворно использовать критику?

В рамках дискуссии эксперты затронули не только все эти темы, но и поговорили о правилах игры и соотношении сил (журналистика vsблоггинг) в медиа-поле. Также обсудили конкуренцию между арт-блогерами и профессиональными изданиями об искусстве, и то являются ли эти акторы функционально разными элементами системы и могут ли они совместно работать над освещением событий, аналитикой и критикой культурного процесса и продвижением выставок.

  • Модератор: Мария Кравцова — куратор, арт-критик, шеф-редактор сайта artguide.com и русской версии GARAGE Magazine;
  • Ксения Ламшина — руководитель Радио "Культура", ведущая, автор телеграм канала "Культурные люди";
  • Софья Багдасарова — арт-блогер, журналист The Art Newspaper Russia;
  • Ксения Коробейникова — искусствовед,  журналист, админ телеграм-канала "ку-ку";
Ключевые цитаты:

Ксения Ламшина: “В нашей стране художественная критика не развита по нескольким причинам одна из них то, что мы находимся внутри сообщества и авторам, журналистам просто не хочется делать критические заметки о своих друзьях. Роль также играет политика редакции.”

Мария Кравцова: “Когда мы касаемся темы «блогеры vs СМИ», стоит отметить, что блоги, особенно анонимные — это как правило безосновательные сенсации, неподтвержденная информация. Например, все, что происходит с коллекцией Морозова. Создается ощущение, что все питаются слухами и не очень понятно, что в конце концов происходит.”

Ксения Коробейникова: “Что нужно сегодня читателю? Честность, смелость, эмпатия, оперативность, разнообразие. Опираясь на эти принципы, я и веду свой канал. Поэтому в нем много героев, рубрик и форматов. Кому-то заходят новости с инсайдами; других интересует взгляд на музейные процессы изнутри; третьим полезны неочевидные гиды с планами на выходные или подборки с важной мировой арт-прессой; четвёртые вообще про приколы, через которые тоже можно отразить важные процессы.” 

Ксения Ламшина: “Мы все замерли, можем только предполагать, что будет дальше. Можем только смотреть в глубь страны, искать другие рынки и с ними взаимодействовать. Многие из нас знают как работать с регионами на уровне культуры.”. 

Софья Багдасарова: “Если мы, люди с четко выраженной моральной позицией относительно информации и точности информации не будем это делать [вести блоги и писать для СМИ], то люди, которые жаждут информации, будут обращаться к источникам, предлагающим неадекватную информацию. Я вижу нашу миссию в том, чтобы публиковать контент максимально близкий к истине”



С рынком в унисон: кому и зачем нужны объединения художников. 


Творческие объединения художников были во все времена. Связанные общей эстетикой или взглядами на профессию объединялись передвижники в XIX веке и авангардисты в XX. Сегодня объединения художников все также распространены, однако появилась потребность не только в творческом союзе, но и в инструменте поддержки друг друга и профессиональном диалоге с другими участниками арт-среды: музеями, галереями, коллекционерами, государством. Годы пандемии и кризисов показали, что художники - наиболее уязвимые участники арт-рынка, и им особенно необходимо выстраивать прямые диалоги без посредников.

Представители различных объединений, специализирующихся на поддержке художников рассказали о своем опыте, а также обсудили, зачем и как художникам следует поддерживать друг друга и участвовать в деятельности других профессиональных сообществ. Они поделились ключевыми проблемами, волнующими их в арт-индустрии, а также своим взглядом на роль профессиональных сообществ в решении этих задач.

  • Модератор: Алина Крюкова - основатель галереи a-s-t-r-a, коллекционер 
  • Сабина Чагина - эксперт по уличному искусству, куратор, одна из основателей объединения Биеннале уличного искусства АРТМОССФЕРА;
  • Кристина Горланова - заведующий Уральским филиалом ГМИИ им. А.С. Пушкина, сооснователь Ассоциации арт-резиденций России;
  • Миша Most — художник; 
  • Евгения Войнар — художник, живописец, резидент 7-го сезона Открытых студий на Винзаводе;
  • Артем Филатов — художник, основатель студии "Тихая";
Ключевые цитаты:

Артем Филатов: “Для нас будущая резиденция — это возможность приютить инородное тело внутрь самой студии. Зачем нужно это инородное тело? Для того, чтобы наш коллектив из 13 человек не засиживался в своем болоте. Чтобы всегда был сторонний индивид, который может посмотреть на нашу деятельность, и, может быть, мы сможем быть полезны друг другу. Самое худшее — это когда ты начинаешь концентрироваться только на своих ресурсах, на своих возможностях и думать, что у тебя больше ничего нет.”

Миша Most:  “Для меня было удивительно, что в современном искусстве или в искусстве классическом нашем все очень, действительно, автономно. Возможно, поэтому была необходимость создания таких союзов [Союз художников России]. Но, с другой стороны, я понимаю, что эти союзы должны меняться, как меняется время, и тут, скорее, стилистические разногласия, потому что это такая монолитная структура, она существовала сто лет и за последние 30 лет не особо поменялась.”

Сабина Чагина: “ Когда в рамках мер поддержки от Фонда Винзавод мы за три недели открыли новые мастерские и тут же превратили его в творческий коворкинг. Когда мы это придумали, то думали, что в текущей ситуации  художникам не до этого. Однако когда мы запустили волну информационную, мы поняли, что у нас просто огромный список художников и что нам нужно увеличивать количество мест. И сейчас еще целый список тех, кто на очереди в эти мастерские.”

Алина Крюкова: “Когда всё произошло, мы увидели, какое количество людей оказалось фрустрировано, мы увидели, какое количество художников покинуло страну, мы увидели, какое количество кураторов обнулило свои проекты и вообще понимание того, как и куда двигаться дальше. Мы увидели страх в глазах галеристов, мы увидели непонимание и вопросы от сотрудников государственных институциях, у которых были большие планы. Все как-то сейчас пытаются простраивать дальнейшую стратегию, все как-то находят варианты развития и движение далее. Я как галерист, как представитель предпринимательства в культуре, пришла к выводу, что единственный вариант, который я для себя сейчас вижу, — не останавливать ни в коем случае свою деятельность и более того вовлекать в неё предпринимателей всех уровней, потому что любой предприниматель — это визионер, человек, который не боится и, рискуя, создаёт будущее.”


Кристина Горланова: “Ассоциация арт-резиденций она создавалась ровно для таких кризисных моментов, когда объединение действительно работает более эффективно: обмениваться ресурсами, обмениваться возможностями, узнавать какие-то сигналы бедствия, поддержать каких-то художников, которые удалены от тебя, они находятся рядом с тобой в регионе и так далее.”

Алина Крюкова:  “Мы видим сегодня, как возникают резиденции, объединяя некоммерческий и коммерческий сектор и творческое желание, творческую силу. Мы видим, как художники, самообъединяясь, создают институции и показывают, как можно, дают пример, и говорят, что это возможно.”



NFT: есть ли жизнь после хайпа?


Криптоискусство стремительно ворвалось в арт-мир несколько лет назад и с тех пор не сбавляет обороты. Ведущие аукционные дома выставляют NFT-объекты на торги и продают за миллионы долларов. В России все больше и больше участников арт-среды присматриваются к цифровому искусству и начинают с ним работать. Например, в конце 2021 года в Москве был проведен первый офлайн NFT-аукцион. Однако пока одни участники рынка видят за NFT-искусством будущее, другие скептически относятся к его коллекционной ценности.

NFT - это новое увлечение дизайнеров и программистов или настоящее искусство? Каковы перспективы его развития в России и мире? Что делать с ценообразованием, которое едва ли унифицировано в криптоискусстве сегодня? И, наконец, кто все это покупает?

  • Модератор: Ксения Подойницына — основатель Галереи 21 и InArt Gallery by Ksenia Podoynitsyna 
  • Екатерина Чаркина — журналист, общественный деятель, основатель и генеральный директор фонда поддержки проекта в сфере современного искусства "ArtVisioner";
  • Алексей Наумов — адвокат коллегии адвокатов Delcredere;
  • Серж Поляков — партнер швейцарской компании 4ARTechnologies;
  • Анна Левен — руководитель проекта The Art Exhange 
  • Кирилл Кудрявцев - сооснователь арт-группы Instigators, инвестор, криптоэнтузиаст;
  • Юрий Синозацкий - куратор Disartive NFT ART FAIR, NFT-Expo World of WEB3 Summit;
  • Дарья Панфилова - художник, исследователь, активный участник nft-сообщества;

Ключевые цитаты:
Юрий Синозацкий: “NFT – новая технология, стремительно ворвавшаяся в арт-рынок. В первую очередь, нужно сказать о том, что NFT оживило и рынок физического искусства.”
Алексей Наумов: “Когда мы говорим о правовом регулировании, то на вопрос «урегулировано ли NFT в России?» короткий ответ «нет», потому что закон о цифровых активах, который недавно появился, он не закрывает всю «серую зону». 

Екатерина Чаркина: “Даже если сегодня есть сложности с покупкой и продажей NFT и в целом как с инструментом, то достаточно очевидно, что есть предпосылки к тому, что в обозримом будущем это будет легализовано, и задача художника, я считаю, максимально вложиться в это творчество. Не покупать, но создавать для продажи.”

Серж Поляков:  “Будущее сферы NFT, скорее всего, заключается в разделении на общий рынок, так называемые collectibles, и рынок дигитального искусства высокого уровня, где будут сохраняться все роли, существующие в традиционной арт-индустрии. Мы также ждем прихода все большего количества коллекционеров, готовых покупать цифровые редкости высокого качества.”

Кирилл Кудрявцев: “Прозрачность и доказуемость – это, в принципе, основные вещи, за которые человечеству нравится блокчейн. NFT является доказательством того, что ты владеешь оригиналом, цифровой редкостью. Именно она оказывает существенное влияние на стоимость токена.”


Запись всего форума можно посмотреть по ссылке.








Made on
Tilda